Иск о взыскании 614 млн руб за дворец в Коломенском рассмотрят 3 июля

понедельник, 14 мая, 2012


МОСКВА, 14 мая - РАПСИ. Арбитражный суд Москвы назначил на 3 июля основные слушания по иску строительной компании ООО "УниверсСтройЛюкс" к правительству Москвы о взыскании 613,7 миллиона рублей за строительство дворца в парке-заповеднике "Коломенское", сообщил агентству РАПСИ сотрудник суда.

Компания "УниверсСтройЛюкс" просит взыскать долг за проведенные работы по воссозданию дворца царя Алексея Михайловича в парке-заповеднике "Коломенское". Как сообщалось ранее в суде, работы проводились по госконтракту, заключенному в 2009 году.

Истец полагает, что ему были оплачены не все работы, так как объект является уникальным, и проектно-сметная документация по нему неоднократно менялась. Заявитель также отмечал, что объект уже введен в эксплуатацию и музей его использует.

В свою очередь юрист правительства Москвы ранее возражала против удовлетворения иска. По ее словам, работы по госконтракту были оплачены, цена по контракту является твердой и не меняется в ходе исполнения работ.

В понедельник истец увеличил сумму иска, ранее она составляла 570,3 миллиона рублей. Юрист компании объяснил это тем, что увеличился период пользования чужими денежными средствами.

Это повторное рассмотрение дела. В сентябре 2011 года столичный арбитраж частично удовлетворил иск и взыскал правительства Москвы сумму неосновательного обогащения в размере 548 миллионов рублей, во взыскании процентов было отказано.

Однако в марте кассационная инстанция это решение отменила и отправила дело на пересмотр. Вышестоящий суд, отменяя решение первой и постановление апелляционной инстанций, указал, что возможно двойственное толкование этих судебных актов. В частности, заявленные исковые требования удовлетворены, поскольку спорная сумма является именно суммой неосновательного обогащения и в то же время можно сделать вывод о том, что данная сумма является суммой, связанной с проведением дополнительных работ в рамках государственного контракта. При этом, возможность двойственного толкования решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции является нарушением норм арбитражного процессуального кодекса РФ.

Кроме того, в судебных актах не была дана оценка ряду доводов истца и ответчика, суды не установили обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данному спору, не определили, какие нормы права подлежат применению при разрешении заявленных исковых требований.

Участники процесса подготовят к судебному заседанию письменную позицию по делу с учетом этих указаний.

В качестве третьих лиц в дело привлечены департамент финансов города Москвы, департамент имущества города Москвы, департамент строительства города Москвы и московский государственный объединенный музей-заповедник "Коломенское". Третьи лица поддерживали позицию правительства Москвы.

О компании

ООО "УниверсСтройЛюкс" - московская строительная компания. Возглавляет компанию Алексей Бирюков, брат заместителя мэра Москвы Петра Бирюкова. Компания специализируется в области проектирования, строительства и реконструкции строительных объектов, а также выступает в роли инвестора строящихся объектов в разных регионах страны. Среди крупных заказчиков ООО "УниверсСтройЛюкс" - правительство города Москвы, ЗАО "Кэпитал Групп", СУ-155, Московская академия экономики и права, ОАО "Москапстрой", дирекции единого заказчика ряда административных округов Москвы, управление капитального строительства ГУВД города Москвы. В октябре 2011 года в отношении компании арбитраж Москвы ввел процедуру наблюдения.

Деревянный дворец царя Алексея Михайловича, воссозданный на территории московского музея-заповедника "Коломенское" был официально открыт в сентябре 2010 года ко Дню города. Дворец в Коломенском - произведение деревянного зодчества - был построен в середине XVII века, а через 100 лет было принято решение его разобрать, при этом сохранились его планы, которые и были использованы при восстановлении.

Общая площадь дворца составляет 7,23 тысячи квадратных метров. Он состоит из семи теремов переменной этажности. Гости смогут увидеть Хоромы Государя Царя, Хоромы Государыни царицы, Хоромы царевича, Хоромы старших царевен, Хоромы средних и младших царевен, Задние покои, Мыльню. В теремах насчитывается около 288 помещений. Исторические интерьеры воссозданы на общей площади 1,775 тысячи квадратных метров в 23 помещениях основных уровней.

Секреты «Булавы» иностранцам, скорее всего, «слили» екатеринбургские оборонщики:... «слив» был выгоден не столько иностранцам, сколько некоторым российским оборонщикам, которые борются за госзаказ?

понедельник, 14 мая, 2012


Секреты «Булавы» иностранцам, скорее всего, «слили» екатеринбургские оборонщики
ФСБ: шпиона ждет скорый суд


Екатеринбург, Май, 14 (Новый Регион, Екатерина Норсеева) – Управление ФСБ России подтвердило факт шпионского скандала на Урале – сотрудник одного из предприятий ОПК передал секретную информацию о стратегических ракетах «Булава» иностранцам. Эксперты строят версии о том, кто и кому продал секреты Родины.

Сотрудника одного из «закрытых» предприятий оборонно-промышленного комплекса Свердловской области обвиняют в передаче иностранной разведке секретных сведений, касающихся системы управления новейшей отечественной морской стратегической ракетой «Булава». Об этом ранее сообщали российские СМИ со ссылкой на источники в правоохранительных органах. Между тем, как пояснили «Новому Региону» в Управлении федеральной службы безопасности по Свердловской области, факт шпионажа действительно был. Между тем, в региональном ФСБ пока никаких подробностей не сообщают. Собеседник агентства отметил лишь то, что суд над шпионом состоится уже на этой неделе – только после этого поступят официальные данные о том, кто и кому продал стратегические секреты.

Кто продал «Булаву»?

Впрочем, эксперты отрасли уже начали строить свои собственные догадки о том, на каком именно уральском предприятии произошла утечка. В частности, судя по характеру проданных иностранцам сведений, которые касаются именно систем управления ракетами, скорее всего, утечка произошла через сотрудников екатеринбургских предприятий ОПК. «Шпионаж – явление вообще не характерное, скажем, для уральских ЗАТО, не важно, о какой области идет речь – Свердловской или Челябинской, например. С режимом в «оборонной провинции» все в порядке – что называется, мышь не пройдет, – рассказал «Новому Региону» представитель одного из уральских заводов-оборонщиков. – А вот в столице (прим. НР – имеется в виду Екатеринбург – столица Среднего Урала) с этим как-то все попроще, по всей видимости. Ну а кто у нас занимается системами управления? НПО «Автоматики». Не исключено, что именно там произошла утечка».

Отметим, что на момент написания текста пресс-служба НПО «Автоматики» оказалась недоступна для комментариев.

Кому был выгоден «слив» информации?

Сейчас эксперты гадают и о том, кому были проданы российские военные секреты о «Булаве». В частности, в прессе уже называются такие страны как Китай, Северная Корея, США, Англия, и другие. Отметим, что «список подозреваемых» весьма не нов. Впрочем, некоторые специалисты отмечают, что «слив» был выгоден не столько иностранцам, сколько некоторым российским оборонщикам, которые борются за госзаказ. Так, после нескольких неудачных пусков «Булавы» (из 14 пусков только половина оказалась успешными) военные рассказали о новом баллистическом оружии России «Лайнер» – модернизированной версии «Синевы», которую успешно протестировали еще в мае прошлого года. Тогда на фоне сообщений о провале «Булавы» военный эксперт Александр Храмчихин в интервью телеканалу «Дождь» заявлял, что началась борьба между создателями «Булавы» и «Лайнера» за деньги гособоронзаказа.

В конце концов, российское минобороны признало «Булаву» успешной. Глава ведомства Анатолий Сердюков заявлял, что к осени 2012 года ракета будет принята на вооружение. Сейчас эксперты поясняют, что «слив» информации о «Булаве» мог стать продолжением внутренней конкуренции между российскими КБ.

Впрочем, более точная информация появится лишь после суда над сотрудником оборонки, продавшим секреты «Булавы». Напомним, он состоится уже на этой неделе и будет проходить в закрытом режиме, т.к. речь идет о государственной тайне. Отметим также, что ему грозит от 10 до 20 лет тюрьмы. «Новый Регион» будет следить за развитием событий.

Новости 94-го ФЗ. Роскошь с обоснованием

воскресенье, 13 мая, 2012


В гостях: Игорь Игошин, член комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, руководитель рабочей группы по законопроекту "О Федеральной контрактной системе"; Яков Геллер, генеральный директор Агентства по госзаказу Республики Татарстан; Екатерина Лезина, руководитель Партнерства профессионалов госзаказа.

МУРАВЬЕВ: 18 часов 4 минуты в российской столице, проект "Своими словами", как всегда, в прямом эфире. С вами Наталия Метлина и я, Вадим Муравьев, добрый вечер. Сегодня у нас потрясающий абсолютно эфир, он, с одной стороны – знаменательный, потому что ровно четыре года, 12 мая 2008 года мы впервые вам сказали: "Добрый вечер". И сразу вам говорю, что сегодня "добрый вечер" мы говорим вам в крайний раз, с понедельника мы с вами встречаемся уже утром, в 9 утра. Вадим Муравьев, добрый вечер.

МЕТЛИНА: Добрый вечер, и я, Наталья Метлина. Спасибо огромное, что все эти четыре года вы, наши уважаемые радиослушатели, оставались с нами, мы делились всем, чем могли.

Принимаем ваши обвинения за вчерашний эфир в заказухе, конечно, Госдеп нам заплатил. Хотя, честно говоря, вчера возвращаясь домой, я проехала мимо Чистопрудного бульвара, и там было пробочно, многолюдно и маленько подкакано. Потому что, так сказать, на бабушку подали в суд, которая находила, так сказать, в газоне следы человеческого…

МУРАВЬЕВ: Экскрементов человеческих.

МЕТЛИНА: Да, человеческих экскрементов и последствия протестных гуляний. Мы, кстати, вот вчера эту тему буквально обошли стороной, хотя, между прочим, федеральные каналы пестрили информацией о том, что, в общем, жители соседних с местами протестного гуляния домами, они переживают, в общем, страшную ситуацию, потому что музыка льется рекой. И вот эти "Прости, прощай" под гитарку…

МУРАВЬЕВ: Знаешь, одна проблема: поехал вчера домой, зашел вот в продуктовый магаз и слил все, что Госдеп заплатил, хватило на бутылку "Pepsi Cola" и две сосиски, вот так платят заказным журналистам.

МЕТЛИНА: Заказным, да, продажным и полупродажным.

МУРАВЬЕВ: Продажным журналюгам.

МЕТЛИНА: На самом деле, четыре года мы честно выполняли свои функции.

МУРАВЬЕВ: Кстати, ни копейки.

МЕТЛИНА: Ни копейки никто не принес.

МУРАВЬЕВ: Ни одна сволочь.

МЕТЛИНА: На самом деле, господа, мы, в общем, извещаем вас о том, что мы теперь будем вас будить по утрам, с 9 до 11, по-прежнему мы будем обсуждать в прямом эфире самые актуальные темы своими словами. Вас ждет еще огромное количество рубрик, мы, безусловно, для тех кто слушает нас в эфире в своем автомобиле, будем сообщать о текущей обстановке в нашем городе. Для тех, кто слушает нас в других регионах, эта информация менее актуальна, хотя в других регионах, наверное…

МУРАВЬЕВ: Тоже есть Ленинский проспект, и он тоже стоит, понимаешь.

МЕТЛИНА: Вряд ли стоит, но, по крайней мере, те, кто слушают нас в других регионах, будут радоваться за то, что они сейчас не в Москве. Тем более впереди лето, и ситуация на дорогах вряд ли, так сказать, изменится сильно. Конечно, вас ждет информация о том, что будет в городе интересного и как можно будет провести свой досуг вечером, какие культурные мероприятия, мы не будем скрывать, что мы будем радовать вас и спортивной информацией.

МУРАВЬЕВ: Естественно, мы будем рассказывать о том, кто что украл, какие у нас новые законы насочиняли депутаты в Госдуме.

МЕТЛИНА: Это, конечно, в главной теме, да.

МУРАВЬЕВ: Куда без этого?

МЕТЛИНА: В любом случае, с 9 до 11 мы ждем, как всегда, ваших звонков по телефону 65-10-996. Ну, а если вы в это время уже за компьютером, finam.fm – наш сайт в Интернете, всегда открыт для ваших посланий, которые мы зачитываем в прямом эфире.

МУРАВЬЕВ: И сейчас все средства коммуникации тоже работают. Сегодня в крайний раз вечером мы обсуждаем очень такую, может быть, далеко не каждого касающегося тему, но волнующую, мне кажется, безусловно, каждого. Ведь каждый из нас, особенно пользователь компьютера, залезал на сайт goszakupki.ru и видел вот эти желания чиновников приобресть для своего ведомства золоченую лапочку со скульптурой, прилепленной к ней, почтальона, который в руке держит письмо, написанное княгиней Ольгой и так далее.

МЕТЛИНА: Да.

МУРАВЬЕВ: Золоченый "Mercedes".

МЕТЛИНА: На самом деле, теме 94-го ФЗ мы посвятили не один наш эфир, и вообще goszakupki.ru прошли красной нитью через многие наши эфиры. И, конечно же, мы вас бесконечно потчевали новостями о борзении воинской части №55555, принадлежащей Федеральной службе безопасности, о том, какие новые отделки у "Mercedes" и у "Toyota Land Cruiser".

МУРАВЬЕВ: Да, вот эти черепашковые подмышки.

МЕТЛИНА: Черепашковые подмышки и вот эта коробка передач, отделанная корнем дикого ореха, вот эти элементы человеческой кожи, так сказать, инкрустированной.

МУРАВЬЕВ: Небольшие вставочки.

МЕТЛИНА: Кстати, кожа с татуировками особо ценилась.

МУРАВЬЕВ: Ничего больше такого не будет, все.

МЕТЛИНА: Якобы. Вроде как.

МУРАВЬЕВ: Тихо, Метлина! Все, закончено.

МЕТЛИНА: Хорошо.

МУРАВЬЕВ: Депутаты сказали: "Нет, не будет ничего". Итак: "Новости 94-го ФЗ. Роскошь с обоснованием". Дело в том, что законопроект о госзакупках планируется принять до конца года. Его уже внесли в Государственную Думу, внесло его правительство. И по идее вот этот законопроект называется "О ФКС", "Федеральной контрактной системе" он будет называться. Он официально заменит вот этот приснопамятный и самый, по-моему, знаменитый…

МЕТЛИНА: Печально.

МУРАВЬЕВ: После 159-й "Мошенничество".

МЕТЛИНА: Подожди, не путай…

МУРАВЬЕВ: Просто статья "Мошенничество" – это вторая известная цифра.

МЕТЛИНА: Не путай с Уголовным кодексом.

МУРАВЬЕВ: Это вот 94-й Федеральный Закон о госзакупках. Так вот, будет новая Федеральная контрактная система. Вот мы сегодня будем ее обсуждать.

МЕТЛИНА: Но мы сначала все-таки хотим предоставить эфир нашему благодарному слушателю Николаю, который вспомнил наше меню кремлевское. Николай, приветствуем вас.

МУРАВЬЕВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте, я просто дождался этого момента, когда это меню еще разок.

МЕТЛИНА: Николай, мы будем, конечно, в утреннем эфире возвращаться к тематике ресторанной, кстати, так сказать, вот есть у нас такая…

МУРАВЬЕВ: Маринованная мошонка комодского ящера, вы знаете…

СЛУШАТЕЛЬ: Когда домой ты едешь.

МЕТЛИНА: Да, да, да. Это мы, конечно, Николай, повторим. И я надеюсь, что вы всем своим друзьям и родственникам сообщите, что мы переехали на утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Да?

МЕТЛИНА: Да, мы переезжаем на утро.

МУРАВЬЕВ: С понедельничка присоединяйтесь к нам, в 9 утра мы будем ждать ваших звоночков.

МЕТЛИНА: Спасибо огромное. Да. Итак, 94-й ФЗ. Кстати, на самом деле Николай не зря вспомнил приснопамятное меню, коим мы потчевали. Мы, на самом деле, людям, которые с работы ехали домой, рассказывали о том, что вот подают в кремле, и на самом деле это была тоже часть госзакупок.

МУРАВЬЕВ: На торжественный прием.

МЕТЛИНА: Да, тоже часть госзакупок. Я помню, что эта цифра фигурировала в Управлении делами президента, нужны были поставщики вот этих юшек щучьих и прочих окорочков.

МУРАВЬЕВ: Да, маринованные гланды мерлузы.

МЕТЛИНА: Да, миноги, "фигоги". Все это на 250 миллионов, это типа к завтраку, завтракашнить.

МУРАВЬЕВ: Перекусить.

МЕТЛИНА: Перекусоны, да. Вроде как Государственная Дума хочет перекусонам, так сказать, поставить некоторый заслон. Еще раз повторюсь, тема все-таки эфира: "Роскошь с обоснованием". Мы попытаемся вместе с нашими компетентными гостями сегодня в течение нашего эфира дать вам все-таки четкий отчет о том, чем же будет новый закон "О Федеральной контрактной системе", "ФКС", чем же он будет отличаться…

МУРАВЬЕВ: Отличаться от 94-го ФЗ.

МЕТЛИНА: Он, кстати, заменит.

МУРАВЬЕВ: Жгут наши коллеги, вот первый абзац "Российской газеты" начинается так, тем более, еще вы узнаете подробности: "Теперь чиновник, пожелавший купить для своего кабинета антикварную мебель или пополнить автопарк своего учреждения дорогим лимузином, задумается, прежде чем делать заказ", – я цитирую "Российскую газету".

МЕТЛИНА: Задумается и сделает заказ.

МУРАВЬЕВ: Дальше понимаем, что происходит: "Что это он задумается?" Итак, Федеральная контрактная система предполагает полную прозрачность закупок, конкуренцию в Федеральной контрактной системе, профессионализм заказчика, единство Федеральной контрактной системы, ответственность за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужды и эффективность расходования бюджетных средств.

Дело в том, что законопроектом, который внесен в Госдуму из правительства, предусмотрен мониторинг и контроль (внимание!) за процессом на каждом его этапе, а также персональная ответственность должностных лиц, заказчиков за их действия... Вот теперь точно внимание. За действия при чем? Не при выборе золоченых лавочек, а при выборе способа закупки, их обоснованию, обоснованию не самой покупки, что мы покупаем, а обоснованию выбора способа покупки, и оценки результатов контракта.

То есть мне, как чиновнику для того, чтобы покрасить свой кабинет в бриллианты, в бриллиантовый цвет, можно прямо бриллиантами намазать, мне не нужно обосновывать, зачем мне бриллиантовый кабинет. Мне нужно обосновать, как я проводил конкурс, не занижена и не завышена ли цена, и намазали ли мне все-таки стены этими бриллиантами или нет. Если это все выполнено, то все хорошо. Вот такая прелесть.

МЕТЛИНА: На самом деле, еще раз возвращаю вас всех, кто, естественно, регулярно слушает нашу программу, к истории с главой администрации Екатеринбурга Александром Якобом…

МУРАВЬЕВ: Которого заела совесть.

МЕТЛИНА: Да, заела совесть. И все-таки он отказался, в конце концов, от пользования автомобилем "Mercedes-Benz S350 MATIC" стоимостью 6 миллионов рублей, который, кстати, ему…

МУРАВЬЕВ: И пожертвовал его в детский дом.

МЕТЛИНА: Нет-нет, который ему служба ЖКХ, между прочим, города прикупила.

МУРАВЬЕВ: Подогнала.

МЕТЛИНА: Да, подогнала и сдала в аренду.

МУРАВЬЕВ: По 94-му ФЗ.

МЕТЛИНА: А знаете, почему его совесть заела? Потому что он на самом деле понял, все-таки он периодически заходил перед тем, как… Ты же говоришь, что теперь чиновник будет долго думать перед тем, как сделать следующий заказ. Вот он долго думал, потому что он заходил в свой гараж, видел шесть одинаковых автомобилей "Mercedes S350 MATIC", вот у них шесть штук стояло таких, и все под ним, вот он думал: "Седьмой покупать или не надо?"

МУРАВЬЕВ: А представляешь, приехал вечером такой на работу – хоп! – и очки забыл, короче, в машине.

МЕТЛИНА: А в какой забыл?

МУРАВЬЕВ: Е-мое! А у тебя горсть ключей, во-первых, все они одинаковые, естественно.

МЕТЛИНА: И, кстати, все водители Алики.

МУРАВЬЕВ: На одно лицо.

МЕТЛИНА: Вот, представляешь, проблема. Теперь вот новая история, она, возможно, эту ситуацию каким-то образом может секвестрировать.

МУРАВЬЕВ: Во всяком случае, чиновнику придется гораздо проще решать, покупать ему седьмой "Mercedes" или не покупать, потому что покупать однозначно. Главное…

МЕТЛИНА: Ну, конечно, обосновалово вот это.

МУРАВЬЕВ: Здесь главное – обосновалово, что, во-первых, правильно выбрана компания, которая будет этот "Mercedes" поставлять.

МЕТЛИНА: Да, правильно.

МУРАВЬЕВ: Во-вторых, нужно объяснить, что цена не занижена, не дай бог.

МЕТЛИНА: Конечно.

МУРАВЬЕВ: Потому что не может "Mercedes S350 MATIC" стоить 4,5 миллиона.

МЕТЛИНА: Не может.

МУРАВЬЕВ: Это бред, только 6, вот 6 миллионов может. Если стоит 6, значит, хорошо. И если "Mercedes" привезли, то: "О, слава богу, отчитаюсь".

МЕТЛИНА: Знаешь, у меня была подружка в ревущие 90-е. Мы с подружками собирались и говорили: "Танька, какая у тебя замечательная, потрясающая помада". Она говорила: "Да". Я говорю: "И почем брала?" Она говорит: "69 долларов". А это было начало 90-х. "Танька, ты что, с ума сошла?" И она говорила: "Девочки, для помады такого качества это не деньги". Поэтому, понимаешь, это все дело.

МУРАВЬЕВ: Зато 18.15 – это время для новостей и рекламы на finam.fm. Анастасия Юрьева продолжает следить за происходящим в стране и мире, вернемся в студию буквально через полторы минуточки и продолжим выяснять новости 94-го ФЗ.

МУРАВЬЕВ: "Своими словами", Наталия Метлина и я, Вадим Муравьев, продолжаем выяснять новости 94-го ФЗ. "Роскошь с обоснованием" – так мы обозвали сегодняшнюю программу.

Дело в том, что на замену приснопамятному 94-ому Федеральному закону о госзакупках должна придти Федеральная контрактная система, которая предполагает, кроме всего обозначенного, еще вот что: создание специального подразделения, которое будет отвечать…

МЕТЛИНА: Отвечать за все, собственно, что происходит, за реализацию всего, собственно, этого цикла. Это будет контрольная служба заказчиков, мы ее обозвали еще одним дармоедом. Не знаю, насколько мы, конечно, правы в своих оценках.

МУРАВЬЕВ: Метлина, мы очень остры на язык, так нельзя.

МЕТЛИНА: На самом деле, я надеюсь, что наши компетентные гости постараются нас разубедить. По крайней мере, действующий 94-й Федеральный закон, он дал такую колоссальную почву для размышлений не только журналистам всех мастей со всех волостей, но и, конечно, гражданам, которые в конечном итоге, в общем, осенью прошлого года и вышли на Болотную площадь и на проспект Сахарова. Это, в общем, было тоже в какой-то степени недовольство тем, что происходит в органах власти, как власть себя вольготно чувствует, и почему она позволяет себе, в общем, какую-то в определенном смысле роскошь.

И до сих пор совершенно не ясен вопрос, почему же просто по некоторым позициям, как то мебель, не знаю, автомобили, не установить какие-то четкие фиксированные цены, до полмиллиона рублей, до миллиона рублей – и все, на этом хватит.

Смысл нового закона в контроле за всеми этапами госзакупки, планировании, организации тендера, использования контракта, эффективности использования закупленного товара или услуги.

МУРАВЬЕВ: Насколько это должно сработать, и прекратят ли чиновники покупать те самые золоченые лавочки на черепашьих ножках, спросим у Игоря Игошина, он – член комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, как раз руководитель рабочей группы по законопроекту "О Федеральной контрактной системе". Игорь Николаевич, вечер добрый.

ИГОШИН: Вечер добрый.

МЕТЛИНА: Игорь Николаевич, спасибо вам огромное, что вы к нам присоединились.

ИГОШИН: Наташа, спасибо за приглашение, я буквально в двух словах, я последнюю часть вашей дискуссии, разговора вашего вдвоем уже слышал.

МЕТЛИНА: Циничного.

ИГОШИН: Соответственно, 94-й закон в реальности, давайте будем объективными, он многое изменил. До него не было единой системы, не было прозрачности, и никто ничего не знал. Он показал, что происходит, с одной стороны, и, с другой стороны, он многие вещи отрегулировал, именно потому мы знаем, кто злоупотребляет. И при его эксплуатации, работе уже накопилось понимание тех дыр, которые надо закрывать. Это одна вещь.

Вторая вещь. 94-й закон на сегодняшний день регулирует только стадию закупки. А уже логично переходить к тому, чтобы контролировать: пункт один – целеполагание, для чего производится закупка; пункт два – связку целеполагания и бюджетирования публичного. Это, скажем, экономическое ведомство должно, вместе с профильным, заложить план и объяснить, что хочет достичь. Не просто купить томографы на всю страну, а реально с помощью закупки томографов добиться улучшения уровня жизни настолько-то, и обосновать, почему это будет происходить.

МЕТЛИНА: Понятно, да.

ИГОШИН: Нам не нужно сходить в магазин, освоить 200 рублей, нам нужно сходить в магазин, купить там яиц, колбасы, молока и сделать яичницу. Понимаете, да?

МЕТЛИНА: Да.

ИГОШИН: На такое-то количество людей. И в итоге результат: какое-то количество людей будет накормлено завтраком.

Третий пункт – как раз то, что контролируется 94-м законом на сегодняшний день, это сам процесс закупки, но его надо расширять, чтобы не единичный процесс, а весь жизненный цикл: чтобы закупать, сразу контракт и на расходные материалы, на все, что нужно для того, чтобы цель было достигнута. Чтобы не покупать на 5 копеек дешевле томограф тот же самый, а потом расходные материалы в 500 раз дороже.

МУРАВЬЕВ: Игорь Николаевич, на самом деле закупка оборудования для поликлиник и чего-то вызывает меньше всего на самом деле раздражения в обществе и негодования, больше всего, естественно, вызывают элементы роскоши и обеспечения быта чиновников, на самом деле. И на сайте госзакупок мы смотрим за этим.

ИГОШИН: Это внутренние детали.

МУРАВЬЕВ: Как можно купить "Mercedes" и сразу к нему все запчасти технически просто?

ИГОШИН: Ну, как? Если кто-то должен купить "Mercedes", хотя во всем мире, в общем, машины такого класса покупают только чиновники самого высокого ранга, а все остальные лимитированы порогом покупок, и это в этом законе уже будет заложено. В принципе, система, которая заложена в странах, живущих в этой системе достаточно давно, в рыночной системе, и контролирующих государственные закупки в этой системе: вы сразу покупаете обслуживание, жизненный цикл. Вы планируете, что чиновника высокого ранга, которому нужна представительская машина, скажем, машина будет возить такое-то количество времени, вы покупаете сразу гарантию на это количество времени, например, фиксированную, как вариант, там разные могут быть варианты, это должно быть сформулировано в техническом задании закупок. Скажем, фиксированную, как вариант, цену обслуживания, и смотрите, кто предложит лучше.

Потому что когда вы закупаете большой объем, а государство закупает большие объемы, если все консолидировать, можно добиваться любых условий и снижать цены так, что мама не горюй.

И дальше, в этом же третьем пункте, кроме того, что весь жизненный цикл, очень важно прописать все пороговые значения предельные для уровней закупки, а единые правила для всей системы сохранить, они есть в 94-м законе. Сделать их более прозрачными, более четкими, чтобы можно было зайти и посмотреть по любой закупке более детально, нежели сегодня, и в открытой системе, более открытой, чем сегодня. Это тоже все можно сделать, и сами площадки, которые это делают, к этому готовы, они участвуют в нашей рабочей группе, руководители площадок.

И дальше, в рамках именно третьего пункта нужно закрыть все те дыры, которые существуют сегодня. Скажем, мы только что внесли в рамках работы этой группы нашей профессионалов, которая дает поправки и концепцию, мы в нулевом чтении много изменили, и профильное ведомство прислушалось к правительству. Мы довольны тем, как прошло нулевое чтение закона, и рабочая группа несколько раз заседала. Все существующие проблемы, скажем, уже сейчас можно убрать даже в 94-м законе. Мы внесли отмену поручительств – там, где основные сейчас мошенничества идут, уже есть статистика, есть понимание.

И дальше идет, после уже третьего пункта, я могу о нем много говорить, я думаю, просто эфир сейчас не позволит, четвертый пункт. Очень важна приемка, и вот как раз вы говорили о том, что отдельно там ведомства во всем мире. Заказчик, скажем, Минздрав, и закупщик, исполнители, и тот, кто ведет контракт – это не одно и то же. А сейчас все закупщики, в том же самом Минздраве, например, или другом профильном ведомстве. А правильно было бы этих людей сократить в том ведомстве, не расширять штата, а там сократить и вынести за штат в специальное ведомство с тем, чтобы заказчик и исполнитель не были одним лицом. Это просто барьер для коррупции. Наши люди, понятно, рано или поздно найдут какое-то решение...

МУРАВЬЕВ: Тем более что они все равно знакомы уже.

ИГОШИН: Но чем больше барьеров, тем сложнее воровать. Мы видим ФАС как действует сегодня. То были "хи-хи, ха-ха", а сейчас все стонут чиновники, все стонут монополисты, потому что реально начала работать, реально пошла работа.

И дальше, пятый пункт, после четвертого пункта, когда приемка ведется с профильным ведомством вместе, пятый пункт – отслеживание достижения цели. И если цель не достигнута, яичница в итоге не приготовлена, а 200 рублей освоили, должны люди ответить головой, те, кто подписывал программу, те, кто подписывал закупку, те, кто поручался за нее, представлял правительству. Все закупки.

Сейчас просто кто-то пишет: "Нам нужны ручки", – скажем, и закупают ручки. А сейчас должен быть четкий расчет, по новому закону, зачем эти ручки нужны, сколько, какой объем и обоснование, сколько в итоге там, как они будут использованы. Ну, я утрирую опять же.

По типовым закупкам можно будет более четко отслеживать, и мы будем настаивать, что по типовым закупкам – только электронные торги и все допуски и конкурентные вещи и так далее должны быть сформулированы в техзадании. Электронные площадки – публичные.

МЕТЛИНА: Игорь Николаевич…

ИГОШИН: А по не типовым закупкам должны быть списки людей и организаций, и физлиц, и юрлиц, участвующих в процессе – белое и черное, мы тоже их вводим. Если один раз обманул, то в следующий раз посложнее тебе будет в этом участвовать. И посложнее будет участвовать людям, с тобой аффилированным. Должны быть и обеспечительные меры, чтобы уже не украсть ничего и никогда у государства. И кроме всего прочего, конечно, для тех, кто добросовестный, как раз обеспечительные меры должны быть меньше, чтобы добросовестные люди могли пользоваться каким-то следующим... Создавать себе репутацию и на нее работать. Это все будет вводиться в законе.

Я думаю, что борьба будет непростая, потому что по тому же самому вопросу, Наташа, по которому вы сказали, что отдельное ведомство дармоедов, не факт, что нам удастся его пробить. На сегодняшний день Минэк его зарубил уже, уже идет борьба и очень непростая борьба. Уже чиновники многие почувствовали и закупщики, кто этим занимается, что не так просто все будет.

И более того, президент же сказал еще, что сейчас госкорпорации в перспективе будут введены под это действие под законом, а не отдельным законом, как сегодня. Потому что сегодня они просто, по большому счету, могут просто, должны открывать информацию, но могут делать все, что угодно. Они не обязаны выбирать на конкурсе, как государственные деньги тратить. Они как бы негосударственные. Вот президент сказал: "И госкорпорации тоже заведем", – все государственные траты.

Более того, вечный спор финансистов и экономистов: экономисты говорят государственные о том, что: "Подождите, мы вот выделили деньги государства – надо контролировать процесс". А финансисты говорят: "Подождите, вы выделили, это частная структура, вы не имеете права в нее лезть". Вот потому такой результат. Вот сейчас мы говорим: "Имеют право контролировать процесс". Не хотите – не заходите. Это специальный режим. Он регулируется этим законом.

Дальше. Все профильные… Скажем, тот же Гособоронзаказ, его достаточно сложно было обсуждать, но в итоге договорились, все профильные закупки (секретность, не секретность) регулируются этим законом, но там, где необходимо выводить исключения, они выводятся профильными, отраслевыми, законами, которые расшифровывают положение основного.

Мы пытаемся выстроить общую картинку, закрывать все, которая убирает дыры. А сегодняшнее сопротивление, которое мы видим, оно уже, мягко говоря, неслабое.

МЕТЛИНА: Хорошо, Игорь Николаевич, я хочу задать вам вопрос, который только что пришел на сайт finam.fm от Андрея. Вот, что он пишет.

МУРАВЬЕВ: "Самая боль – это формирование заказа. Занимаюсь электронными торгами, сам ранее организовывал торги в "Росавтодоре". 94-й оставляет все возможное для выруливания закупки под себя: миллиметр разницы – конкурент отсеян (ну, это действительно так). Надо абстрагироваться от детального переписывания рекламного проспекта, необходимо в предмете указывать цель, для чего нужно закупаемое, тогда будет реальная конкуренция по цене-качеству".

МЕТЛИНА: Ответьте, пожалуйста, Андрею.

МУРАВЬЕВ: И тогда, наверное, люди смогут понимать, даже имея открытый доступ к сайту госзакупки, мы, простые пользователи этого сайта можем понимать, зачем, действительно, тому или иному ведомству...

МЕТЛИНА: Зачем то или иное.

МУРАВЬЕВ: ...То или иное, да.

ИГОШИН: А мы же с этого разговор начали, что должно быть четкое целеполагание причин.

МЕТЛИНА: Целеполагание, да. Хорошо, Игорь Николаевич, понятно.

ИГОШИН: Более того, сейчас все будет идти в рамках программ...

МЕТЛИНА: Хорошо, Игорь Николаевич, если вы говорите о том, что будет четкое полагание... Еще раз извините меня за такое вот, может быть, обывательское представление о том, что происходит на сайте госзакупки, но все равно, господа журналисты, так сказать, бесконечно апеллируют к этим бесконечным предметам роскоши. Какое может быть целеполагание на автомобили класса, даже я не знаю, какого уже класса, для чиновника типа губернатора, 7-8 миллионов рублей, – и это будет пятый автомобиль в его гараже. Вот это целеполагание...

МУРАВЬЕВ: Целеполагание – передвигаться из пункта А в пункт Б.

МЕТЛИНА: Ну и все.

МУРАВЬЕВ: Достаточное целеполагание?

МЕТЛИНА: Да.

ИГОШИН: Я думаю, что нет. Почему? Потому, что можно будет опять же посмотреть, сколько человек покупал автомобилей до этого и проанализировать предыдущие закупки, мы тоже это пропишем, связь, последовательно цепочку закупок по однотипным вещам. И посмотреть, предыдущие выполнили или нет, предыдущие ресурсы выработаны или нет?

МУРАВЬЕВ: Но Игорь Николаевич, обоснование...

ИГОШИН: Общее обоснование текущей закупки...

МУРАВЬЕВ: Игорь Николаевич, к нам в область должен приехать глава княжества Хызындаль из ЮАР. Я же не могу быть на машине хуже, чем у него? Мы же потеряем лицо страны все-таки! Все, целеполагание, нет?

МЕТЛИНА: Для встречи иностранной делегации.

ИГОШИН: 94-й закон в реальности открыл очень многое. Его многие ругают, но...

МЕТЛИНА: Спасибо.

ИГОШИН: ...Но надо понимать, что он многое сдвинул с мертвой точки.

МЕТЛИНА: Да, да. Открыл.

ИГОШИН: А вот сейчас мы пытаемся продвинуться дальше и мы сможем… Опять же, видите, я не исключаю, я уверен, и вы правильно говорите, что мы увидим всю эту дурь. Но чем больше этой дури обсуждается в обществе, меньше ее будет, поверьте.

МЕТЛИНА: Мы надеемся. Спасибо огромное.

МУРАВЬЕВ: Возможно. Игорь Игошин, член комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, руководитель рабочей группы по законопроекту. Я уже представляю все эти юмористические сайты, куда будут выкладываться вот эти обоснования, целеполагания приобретения того или иного имущества.

МЕТЛИНА: Спасибо, Игорь Николаевич, за ваш комментарий. Мы прерываемся сейчас на небольшую минутку новостей. Мы вернемся в эту студию и продолжим обсуждать новый закон, который заменит печально известный, как мы выяснили, много открывший интересного для нас, 94-й ФЗ.

МУРАВЬЕВ: "Своими словами". Наталия Метлина и я, Вадим Муравьев. Сначала мы решили обсуждать новости 94-го Федерального закона, а вообще, пообщавшись с нашими компетентными гостями, в частности, с Игорем Игошиным, членом комитета Госдумы по экономической политике, мы выяснили, что на самом деле 94-й ФЗ, скорее всего, может кануть в лету и ему на смену придет Федеральная контрактная система. Вот чем она грозит нашим чиновникам, мы и выясняем.

МЕТЛИНА: На самом деле, как только что нам сообщил Игорь Николаевич Игошин, законопроект вызвал огромное сопротивление со стороны многих структур. С одной стороны – тех, кто, в общем, являлся основным пользователем и благодаря 94-му закону проводил свои, так сказать, какие-то определенные незаконные финансовые операции по части улучшения своего благосостояния, и речь идет о государственных чиновниках.

МУРАВЬЕВ: Я так думаю, что самые недовольные были – это военная часть 555.

МЕТЛИНА: 555, да. ФСБ РФ. Значит, на самом деле, против выступает и Федеральная антимонопольная служба. По мнению чиновников ФАС, проект слишком сильно расширяет полномочия чиновников при закупках и полномочия заказчиков. А электронные аукционы, внедрение которых ФАС считает одним из основных достижений реформы госзаказа, предлагают проводить только при условии уникальных требований к товару или услуге.

На самом деле, мы сегодня попытаемся понять, насколько правомочны эти опасения и Федеральной антимонопольной службы, и собственно, других сил, которые сопротивляются новому закону, и предоставляем трибуну нашему следующему гостю.

МУРАВЬЕВ: Яков Геллер к нам присоединяется, генеральный директор Агентства по госзаказу Республики Татарстан. Яков Вениаминович, добрый вечер.

ГЕЛЛЕР: Добрый вечер, коллеги. С удовольствием слушаю вашу передачу – одна из немногих передач на эту тему, которая действительно пытается что-то понять. И хотя вы стебаетесь, но вот я бы хотел начать с того, что все, о чем вы говорите – и о шестом "Mercedes", и о золотом унитазе, и о бриллиантовых обоях – оно ведь к 94-му отношения никакого не имеет.

МУРАВЬЕВ: Нет, это имеет сначала к человеческой жадности, для начала, отношение...

ГЕЛЛЕР: Да, я сейчас слушал то, что Игорь Николаевич говорил. Совершенно правильно он говорит, я во многом очень с ним согласен, он как бы транслирует мысли большинства людей, занимающихся закупками.

Но я хочу обратить внимание и вас, и тех, кто нас слушает, что 94-й – он ведь не в безвоздушном пространстве: есть Бюджетный кодекс, есть, в конце концов, Уголовный кодекс. Кстати, в Бюджетном кодексе написано, что бюджетные задания должны выполняться с оптимальным расходованием средств.

Почему я, например, против той концепции Федеральной контрактной системы? Концептуально, не по деталям, о которых говорит Игорь Николаевич, тут я с ним согласен. Вот если бы федеральная контрактная система в свой состав включила 94-й закон, как основополагание равнодоступности, можно было бы говорить. А когда мы опять говорим о том, что Бюджетный кодекс, который говорит, что нельзя покупать унитазы золотые, а его никто не читает, а если и читает, то не выполняет. И Федеральная контрактная система опять ничего (вы правы) с этим не сделает – будет шестой "Mercedes" и будет обоснование этого...

МЕТЛИНА: Шестого, да. Вот, что мы боимся.

МУРАВЬЕВ: Я вспомнил метлинского малолетнего сына, который обосновывал то, что описался ночью тем, что "ну, написал, так написал". Вот здесь, то же самое будет.

ГЕЛЛЕР: Совершенно верно. Я с вами абсолютно согласен. Или вот другой пример, почему сопротивляюсь. Возьмем такое понятие, как стройка. Есть мало товаров, которые можно назвать словом "биржевой товар", как стройку. Ну вот, согласитесь, есть проект на конкретное сооружение, есть авторский надзор, технадзор, есть регламентированные правила приемки, есть кровью написанные правила техники безопасности. Если по проекту надо построить коровник, то свинарник уже никак не получится. А нам говорят, что стройку нельзя на электронных торгах, потому что оценивается только цена, простите за тавтологию, оценивается цена. Да ни в коем случае! Проект выполняется.

И поэтому Федеральная контрактная система ведь от лукавого и царь Соломон говорил: "Не посетит премудрость лукавую душу". Лукавая. Главная цель была – снести 94-й. До 2011 года пять лет действовал 94-й закон и, в общем-то, не мешал покупать золотые унитазы, и не было такой политики его снести. А что случилось в 2011 году? В 2011 году ввели обязательные электронные торги. И уже не могут повлиять те, кто закупает, на результат. И как же тогда, ради чего жить и работать этому чиновнику, если он не может принять решение, кому отдать заказ?

МУРАВЬЕВ: Яков Вениаминович, вы видели, как сформулированы требования к исполнителю этого заказа? И то, что касается стоимости этого заказа, там изначально была включена та самая коррупционная составляющая, а своими словами говоря, просто взятка и откат – он уже там сразу был включен, вот и все.

ГЕЛЛЕР: Совершенно верно. Но электронный анонимный равнодоступный аукцион, в общем, должен был задать нормальную стоимость, рыночную стоимость. И неважно, по какой цене его разместили, а важно, по какой цене купили это право контракта.

И тут включилось третье, то, о чем я хотел сказать. Федеральная контрактная система основывается на презумпции добросовестности заказчика. Вот я, как руководитель службы оператора одной из площадок могу вам и всем доложить, что к концу уже моего трудового стажа никогда не думал, что столько хитростей изобретут наши заказчики, для того чтобы на эти торги пришел только определенный... Ну, например, условие, что за два дня надо положить асфальт на 3 километрах дороги, или что нужно поставить мониторы только серебристого цвета (а черного цвета не пойдут, потому что серебристого есть у определенного...), или лодку спасательную с точностью до миллиметра (вот, коллега уже какой-то говорил об этом). Вот эти уловки. И говорить в этих условиях о том, что...

МЕТЛИНА: Существует конкуренция, да.

ГЕЛЛЕР: ...Мы будет основываться на презумпции добросовестности, это перечеркнуть другую тему, которая называется "борьба с коррупцией", злоупотребления и так далее.

Еще раз, то, о чем говорил Игорь Николаевич Игонин, руководитель…

МЕТЛИНА: Игошин.

ГЕЛЛЕР: Игошин. Виноват, да. Я подписываюсь под его словами. Да, целеполагание. Да, разделение функций. Да, разделение самих понятий закупки. Понимаете, мы ведь путаем госзаказ и закупки для исполнения программы госзаказа.

Госзаказ – это здоровье нации, это когда исполнительная власть выполняет заказ законодательной власти о том, что там, продолжительность жизни должна быть 77 лет у мужчин, и для этого нужно построить 20 госпиталей, 40 больниц, купить 100 компьютеров. Вот это госзаказ и закупки для госзаказа. Да, есть целеполагание. Для этого нужно то-то. Не можете вы нам дать столько денег, значит, будет средний возраст 75 лет. Тогда не 20 больниц, а 15.

А другая часть – это закупки для собственных нужд, для офисов. И вот там где-то золотые унитазы. Их можно нормировать, ничего сложного нет в том, чтобы определить норму, какие именно унитазы закупать, сколько "Mercedes" должно быть в гараже у главы. Но сначала целеполагание, сначала программа государственная, госзаказ государственный – на здоровье нации, на образование нации, на культуру нации – вот на эти дела, а потом под них планирование. И тогда – да, разделение функций: тот, кто закупает...

Мы ведь опять теряем смысл слов, как Жванецкий говорит: "То, что мы называем сметаной, сметаной не является". То, что мы содрали название у Федеральной контрактной системы Соединенных Штатов, на самом деле...

МЕТЛИНА: Мы не стали… Да, наши чиновники не стали закупать, как американцы, да.

ГЕЛЛЕР: От этого, да, они не стали государственными.

Ведь смотрите, в Соединенных Штатах заказы размещают вот те самые офицеры, они называются государственные представители. Там три группы государственных представителей, они отделены, собственно, от заказчика. По законам Федеральной контрактной системы Соединенных Штатов, если ты не имеешь лицензии государственного представителя, даже если ты министр обороны, ты не можешь подписать контракт, у тебя нет такой лицензии. А у нас каждый завклуб – государственный заказчик...

МЕТЛИНА: Да, может себе позволить все, что угодно.

ГЕЛЛЕР: ...И может позволить себе золотой унитаз, потому что ему не страшно потерять это место.

МЕТЛИНА: Хорошо, Яков Вениаминович. Понятно. Вот в связи с этим, опять же апеллируя к американскому опыту. Законопроект предполагает создание специального подразделения, отвечающего за реализацию всего цикла закупок – контрактная служба заказчика. Что это?

ГЕЛЛЕР: Остановитесь, пожалуйста! Вот я говорил, что оттого, что мы назовем завхоза представителем, ничего не изменится. В Соединенных Штатах этот человек, если потеряет лицензию по какой-то причине, то и внуки его не будут работать на правительство. А у нас, оттого, что мы хотим завхоза назвать контрактным офицером и создать из них службу, причем он подчиняется тому же директору клуба, только он уже называется не завхоз, а контрактный офицер. Но это профанация, это Эллочка Людоедка в споре с Вандербильдихой. Абсолютная профанация.

МУРАВЬЕВ: Хорошо, Яков Вениаминович, сейчас обяжут обосновывать. Но, наверное, обосновать золотой унитаз у себя в кабинете сложно, так или иначе, в общем, хотя делать свою нужду чиновнику тоже нужно...

МЕТЛИНА: Справлять.

ГЕЛЛЕР: Но это не имеет отношения – извините, я вас перебиваю...

МУРАВЬЕВ: Справлять. Хорошо, Яков Вениаминович, а как вам вот такой заказ? Для сочинения слоганов для кампании по борьбе с табакокурением требуется написать десять слоганов стоимостью 15 миллионов рублей. Обосновано, для государства? Для государства. Для народа? Для народа. Почему 15... Стивен Спилберг им будет писать, или кто будет писать? Но обосновывают целиком.

ГЕЛЛЕР: Да, да, да. Абсолютно с вами согласен, и это легко обосновать.

МУРАВЬЕВ: Пожалуйста.

ГЕЛЛЕР: И это опять мы говорим о том, что заказчик априори добросовестен и работает на государство. Но отнюдь, отнюдь, как Гайдар говорил. Отнюдь. И это вызывает, понимаете, вот это лукавство... Есть 94-й закон, есть Бюджетный кодекс, есть бюджетное финансирование, есть программы государственные целевые. Их надо объединять в систему. Действительно, надо создавать, если идти по американскому пути, нужно создавать procurement officer, тот, кто размещает, контрактный офицер, и третий офицер еще есть, который знакомое слово "терминатор", это тот, кто разрешает разорвать контракт, он убеждается, что все выполнено по заказу, что построили именно коровники, что выполнили все гарантийные...

Если идти по этому пути, это один путь. Но к этому отмена 94-го закона никакого решения не даст. И вот лукавство, цель создания всего, чтобы отменить 94-й и уйти от анонимного электронного равнодоступного аукциона. Вывести стройку, вывести дороги, вывести самые такие лакомые куски из-под этого, чтобы обеспечить чиновника той чиновничьей рентой, ради которой он, собственно, и работает чиновником.

Ну, вы же понимаете, что люди ходят на работу не для того, чтобы сочинять там отписки и планы мероприятий. Они ходят туда, чтобы пользоваться своим статусом. Или статус, или деньги, а лучше – и то и другое. И вот эта Федеральная контрактная система вот в этой редакции имеет целью отменить 94-й. Чему я, например, вот лично как гражданин, скажем так, категорически возражаю.

А вот если 94-й войдет как звено, как способ размещения, способ обеспечения прозрачности, способ гласности... Да, если бы не было 94-го, вы бы не знали, сколько "Mercedes" у мэра в гараже.

МЕТЛИНА: А теперь мы их знаем, но меньше их не стало.

МУРАВЬЕВ: А теперь знаем, у кого мэра, сколько "Mercedes" и каких "Mercedes".

МЕТЛИНА: Спасибо вам.

МУРАВЬЕВ: Это Яков Геллер, генеральный директор Агентства по госзаказу республики Татарстан.

МЕТЛИНА: Яков Вениаминович, спасибо вам огромное за ваш комментарий. Мы прерываемся вновь на новости на "Финам FM". Мы вернемся и продолжим все-таки рассказ о том, что же нам сулит отмена ФЗ № 94.

МУРАВЬЕВ: Ну, такое превращение его в Федеральную контрактную систему.

МЕТЛИНА: Да, в Федеральную контрактную систему. И напомню, что еще в январе текущего года глава Счетной палаты Степашин заявил, что несмотря на это, вопрос о принятии ФКС, Федеральной контрактной системы, уже решен. Он написал несколько записок Путину, и с Медведевым они приняли жесткое решение, переходим на контрактную систему, 94-й ФЗ не сработал.

МУРАВЬЕВ: А между тем в самой Счетной палате мраморные унитазы, это знают журналисты.

МЕТЛИНА: Фарфоровые.

МУРАВЬЕВ: А, фарфоровые?

МЕТЛИНА: Ну, не искажай смысл, зачем мраморные? Фарфоровые.

МУРАВЬЕВ: Ничего страшного тоже. Анастасия Юрьева с новостями, и через полторы минуточки вернемся.

МУРАВЬЕВ: Проект "Своими словами", обсуждаем "Новости 94-го ФЗ. Роскошь с обоснованием". На самом деле, 94-й ФЗ, скорее всего, уйдет в Лету, как говорит один из разработчиков законопроекта о Федеральной контрактной системе. В ближайшее время, всего за несколько месяцев, могут законопроект сделать законом, тогда 94-й закон действительно отпадет.

Ну, на самом деле, у Федеральной контрактной системы есть другая проблема, очень серьезная, об этом говорят люди, которые занимаются всеми закупками. На самом деле, самое опасное – это то, что дополнительная нагрузка ляжет на сайт. И если инфраструктуру сайта не разработать, то все просто будет очень...

МЕТЛИНА: Рухнет, да?

МУРАВЬЕВ: Все рухнет, да.

МЕТЛИНА: Потому что скоро на сайт уже...

МУРАВЬЕВ: Я предлагаю на разработку дополнительного обеспечения для сайта goszakupki.ru выделить...

МЕТЛИНА: Я думаю, что еще 10 миллиардов.

МУРАВЬЕВ: Да, лучше 15 миллиардов выделить.

МЕТЛИНА: Лучше 15 миллиардов, и забыть.

МУРАВЬЕВ: И забыть, да.

МЕТЛИНА: Потому что скоро туда повесятся...

МУРАВЬЕВ: А обоснование вполне понятное.

МЕТЛИНА: Конечно.

МУРАВЬЕВ: Для того, чтобы обеспечить работу Федеральной контрактной системы.

МЕТЛИНА: Потому что как туда повесятся еще государственные компании, крупные госкомпании и естественные монополии, то вообще, конечно, сайту может прийти конец.

65-10-996 – телефон нашего прямого эфира, finam.fm – наш сайт в Интернете. И на самом деле, мы пытаемся сегодня понять, что же все-таки изменится в нашей жизни в связи с тем, что почиет в бозе 94-й ФЗ. Хотя мы сегодня в течение эфира выяснили, что, в общем, на самом деле, благодаря факту своего существования (а просуществовал 94-й пять лет), мы узнали вообще объемы, так сказать, бедствия.

МУРАВЬЕВ: Объемы, масштаб разрушений просто.

МЕТЛИНА: Масштаб разрушений.

МУРАВЬЕВ: И на самом деле, такое количество поводов для хохоталова всевозможного во всех просто средствах массовой информации, мы не получали ниоткуда.

МЕТЛИНА: Конечно. Александр.

МУРАВЬЕВ: Александр, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я сам из строительного бизнеса, я могу сказать, что ни 94-й ФЗ, ни то, что предлагают, Федеральная, так сказать, контрактная система, она проблемы не решит.

Смотрите, по 94-му ФЗ у нас проводились аукционы, и по сути дела, победителем был тот, кто предлагает меньшую цену. Это основополагающий фактор, который достигнут 94-м ФЗ. Грубо говоря, побеждает тот, кто работает либо на гастарбайтерах, либо выводит деньги в "черную" зарплату, все. С точки зрения…

МУРАВЬЕВ: Неправильно, Александр, мыслите. Мыслите узко вы, на самом деле. Узко мыслите! Побеждает сестра.

СЛУШАТЕЛЬ: Побеждает сестра, это понятно. С точки зрения Федеральной контрактной системы, пытаются вернуться к сметным расчетам. Любое строительство – оно обосновано сметными расчетами: там заложены и нормы, и в том числе заработная плата, которая обеспечивается для сотрудников, рабочих и так далее, амортизация, это достаточно точный четкий расчет.

МУРАВЬЕВ: Александр, вы можете, как относящийся к строительному...

МЕТЛИНА: А откаты? Александр, а откаты?

МУРАВЬЕВ: ...Бизнесу, можете выдохнуть. Строительство изымают из этого дела, оно там не участвует теперь.

СЛУШАТЕЛЬ: Я как раз и переживаю, что изымают. Потому что в этом случае сметные расчеты, они будут опять снимать с них пенку в качестве откатов и прочего. Цена останется реальная, но на руки человек, исполнитель, будет получать меньше. Опять вернемся к тому, что мы имели на аукционах. Ни та, ни другая система не решают этой проблемы.

МУРАВЬЕВ: Нет, не решают.

МЕТЛИНА: Спасибо, Александр, за ваш звонок.

МУРАВЬЕВ: Екатерина Лезина к нам присоединяется, руководитель Партнерства профессионалов госзаказа. Екатерина, добрый вечер.

ЛЕЗИНА: Добрый вечер.

МУРАВЬЕВ: Екатерина, с каким сердцем вы восприняли информацию о том, что законопроект "О Федеральной контрактной системе" поступил в Госдуму? Ну, судя по тому, что он туда поступил из правительства, все-таки, видимо, его примут. Вот как вы относитесь?

ЛЕЗИНА: С тяжелым сердцем я это восприняла.

МУРАВЬЕВ: С тяжелым сердцем, так.

ЛЕЗИНА: Я до последнего надеялась, что разум возобладает и этого не случится. Но, видимо, такова доля. Тем более, законопроект, внесенный правительством, имеет светлое будущее. Хотя уже с тех пор, к первому чтению, я так понимаю, что он опять претерпел изменения. Но тем не менее, я считаю, с предыдущим коллегой согласна, что там есть недостатки, в действующей системе, они очевидны.

Но что принципиально случилось? Многие заказчики действительно стали отказываться от какой-то своей коррупционной составляющей ровно потому, что это стало и сопряжено с опасностью: все прозрачно, все это обсуждается, попасться достаточно легко. Да, их немного. Но тем не менее, они появились. И вместо того, чтобы изучать мотивацию, причины, и развивать тот успех, который мы получили, мы уничтожаем все то, что есть, мы создаем новую систему, как она заявлялась изначально, инновационная система.

Ну, к сегодняшнему дню, правда, вся инновационность из нее как-то пропала, потому как все то, что вызывало наибольшее сопротивление ФАС России, было снято. Законопроект получился очень компромиссным, и вообще сложилось такое впечатление, что его уже сделали каким угодно, лишь бы приняли в правительстве и уже, в конце концов, внесли в Думу.

МЕТЛИНА: Екатерина, простите, очень плохо слышно вас. Алло?

ЛЕЗИНА: Да-да-да.

МЕТЛИНА: Вы в транспорте?

ЛЕЗИНА: Да, я в транспорте.

МЕТЛИНА: Очень жаль, просто плохо слышно. Екатерина, вот только что звонил Александр и сетовал на то, что по части строительства могут возникнуть кое-какие проблемы, расхождения. Что со строительством?

МУРАВЬЕВ: Ну, "кое-какие" – чиновники получат право, в принципе, рулить строительством так, как они считают нужным.

ЛЕЗИНА: Чиновники будут размещать заказ так, как им захочется. И Александр был абсолютно справедлив в том, что если сейчас существует опасность мошенничества (приходит компания, которая демпингует, сбрасывает цену, и к ним уходит государственный заказ), то при принятии Федеральной контрактной системы будет ситуация, которая была у нас, в общем-то, до принятия 94-го. Это тогда, когда вся та разница, которая сейчас снижается мошенниками, она уходила в карман к чиновнику.

И про ту ситуацию, при которой, что вот строительство – это четкий сметный расчет: этот четкий сметный расчет десятилетиями в России обеспечивал откаты чиновникам в размере от 15% до 30%. Поэтому говорить о том, что это четкий сметный расчет, который нельзя снижать, и если он снижается более чем на 25%, это нужно как-то обосновывать, я бы, наверное, не стала.

МЕТЛИНА: Екатерина, вот давайте разберем историю, которая связана с закупкой компьютерных томографов. Меня, как ни парадоксально, в этой истории волнует следующее: если, скажем, запрос на покупку дорогущего компьютерного томографа приходит, скажем, из Федерального центра нейрохирургии в Москве, я это спокойно принимаю, или из института МОНИКИ в Москве. Понятно, что это федеральные центры, это сосредоточение лучших специалистов. Но когда запрос на покупку томографа компьютерного приходит из больницы Лукояновского района, у меня возникают кое-какие сомнения: а есть ли у нас специалисты, которые в дальнейшем смогу обслуживать и вообще работать на этой...

МУРАВЬЕВ: Пользоваться.

МЕТЛИНА: Пользоваться.

МУРАВЬЕВ: Есть ли человек в Лукояновском районе, который умеет включать… "Вкл" и "Выкл", он знает или нет?

МЕТЛИНА: Да, и будет ли сейчас новый закон отслеживать? Вот Игорь Игошин перед вами говорил о том, что важно целеполагание. Возможно, будет и контроль за использованием. Понятно, "Mercedes", обтянутые человеческой кожей – очень просто доказать, зачем они нужны, и так далее. Но вот будет ли контроль за тем, а не пылится ли этот компьютерный томограф, не стоит ли он где-то в углу, потому что нет специалиста?

МУРАВЬЕВ: Был ли смысл?

ЛЕЗИНА: Знаете, Федеральная контрактная система никаких механизмов для контроля за тем, используется или не используется, есть ли специалисты или нет специалистов, она не приводит. И вообще многих механизмов, которые заявляются в этих лозунгах, о которых говорят разработчики, их нет. Но тем не менее, и сейчас, и при Федеральной контрактной системе заказчик, закупая компьютерные томографы, вправе закупить услугу по обучению своего сотрудника (и это, в общем-то, разумно, согласитесь)...

МУРАВЬЕВ: Ну да.

ЛЕЗИНА: ...Применять этот томограф. Почему этого не делает заказчик? Потому что в основной своей массе, скажем так, в тех "глубинках", о которых вы говорите, заказчик малограмотен.

МЕТЛИНА: Конечно.

ЛЕЗИНА: И его можно назвать федеральным контрактным офицером, его хоть как назови. Он каким был, таким и остался. Квалификации недостает. Вот если мы говорили бы о законопроекте, который когда-то подготовил ФАС в альтернативу, когда у них еще был этот спор, там все-таки говорилось о том, что централизация размещения заказа происходит на уровне уполномоченных органов. И там, где сейчас в России создавались эти уполномоченные органы, в таких моментах их уже практически не было. В автомате, при разработке типового технического задания на закупку этих томографов там шло и обучение сотрудников использовать этот томограф, и его обслуживание гарантийное, и так далее.

МЕТЛИНА: Ну да.

ЛЕЗИНА: Все это изначально закладывается, никто заказчикам сейчас не мешает это делать.

МЕТЛИНА: Хорошо, Екатерина, вот опять же нашим радиослушателям не дают покоя автомобили. Вот Bready пишет на сайт finam.fm...

МУРАВЬЕВ: "Неужели профессионализм чиновника зависит от качества авто или его кресла? Получается, что если чиновник будет ездить не на "Mercedes", допустим..."

МЕТЛИНА: Не на "Mercedes"

МУРАВЬЕВ: "...А на "Skoda", то он не сможет полноценно выполнять свои обязанности?" Но мы коротко Bready отвечаем: "Нет, не сможет".

МЕТЛИНА: Не сможет.

ЛЕЗИНА: Как, не сможет?

МУРАВЬЕВ: Ну, так.

МЕТЛИНА: Екатерина, почему до сих пор мы не определились, вот некоторое время назад мы, кстати, эту же тему опять же обсуждали в рамках нашего эфира "Своими словами", коротко задаю этот вопрос, извините, но просто не могу понять, почему до сих пор не определились со стоимостью автомобилей для чиновников? Что за бред?

МУРАВЬЕВ: Автомобиля, кресла, ручки, часов и так далее?

МЕТЛИНА: Кресла, ручки, и так далее? Это же все, кроме оборудования, все остальное можно, так сказать...

МУРАВЬЕВ: Хотя и к оборудованию тоже есть вопросы.

МЕТЛИНА: Ну, ладно, с оборудованием понятно. Томографы те же самые. Тем не менее?

ЛЕЗИНА: Ну, я не знаю, что мешает Минэкономики принять. Как вы знаете, Федеральная антимонопольная служба разрабатывала проект приказа, который устанавливал эти ограничения. Но Минэкономики его не приняло.

МУРАВЬЕВ: Хорошо, Екатерина, а почему чиновник имеет право, все-таки он там сидит в своем кресле не для того, чтобы хорошо себя чувствовать и жить нормально, он там сидит, чтобы хорошо было гражданам, которые живут на вверенной ему территории, например. Почему...

ЛЕЗИНА: Вы сейчас о какой-то другой стране, по-моему, говорите.

МУРАВЬЕВ: Подождите, Екатерина, подождите. Так должно быть. Почему, например, поступает госзаказ на оборудование спортивного зала, а потом в этот спортивный зал, закупленный на государственные деньги, вход оказывается платным? Понятно, поставили человека в тупик. Это Екатерина Лезина, руководитель Партнерства профессионалов госзаказа.

МЕТЛИНА: Спасибо огромное.

МУРАВЬЕВ: Это к вопросу о мотивации, кстати, и о целеполагании.

МЕТЛИНА: Да. На самом деле, господа, подводя некоторый итог сегодняшней беседе, мы можем отметить следующее: что 94-й закон, плох он или хорош, он проработал четыре года, и, по крайней мере, многим дал понять вообще масштабы разрушения. Я еще раз повторюсь, потому что на самом деле доселе мы не знали.

МУРАВЬЕВ: Такого мы не видели.

МЕТЛИНА: Да, масштаба, разгула вот этих откатов, коррупции и так далее. Многое, конечно, многим дали, как говорится, "по когтям", и правильно сделали. Мы очень надеемся, что Федеральная контрактная система вот в том виде, в котором она дойдет уже, закон "О Федеральной контрактной системе", потому что сейчас он проходит нуль-первое чтение, конечно же, он может дойти до президента уже в совершенно неузнаваемом виде, но мы обещаем вам...

МУРАВЬЕВ: Но если он будет в том виде, в котором он есть, то мы обязательно получим повод для очередных шуточек...

МЕТЛИНА: Очередных шуточек.

МУРАВЬЕВ: ...Обоснования необходимости того или иного.

МЕТЛИНА: Да. Но эти шуточки прозвучат уже в наших утренних эфирах. Потому что сегодня, мы еще раз повторимся, мы в последний раз выходим вечером вместе с вами.

МУРАВЬЕВ: Между прочим, четыре года у нас сегодня в эфире.

МЕТЛИНА: Четыре года, 365 дней в году мы выходили в прямом эфире, каждый день были с вами, ну, а теперь мы будем выходить по утрам, с 9 до 11. Еще раз повторюсь, вас ждет целый объем утренней информации, буквально полная чаша информационного продукта, который вам необходим в течение дня: и то, как вы можете провести вечер; и то, какая погода вас ожидает; и то, какие пробки сейчас на дорогах; куда стоит сходить; что покушать и с кем провести этот замечательный день.

МУРАВЬЕВ: Ну, я знаю, почему Метлина активно так все это анонсирует. Знали бы вы, как мы все это готовили для вас!

МЕТЛИНА: Да!

МУРАВЬЕВ: Специально вот это "жареное блюдо", потому что мы – соль и перец отечественного радиоэфира! Прощаемся с вами в вечернем эфире, уже в этот понедельник (помните, что всего один выходной) в 9 утра ждем вас на волнах "Финам FM". Хотя, в общем, можно делать, как мой дедушка: прямо радиоприемничек класть под подушечку и прямо с "Финам FM" и спать даже.

МЕТЛИНА: Да. Ну, мы вас разбудим, мы вас растолкаем.

МУРАВЬЕВ: Мы вас достанем.

МЕТЛИНА: Это мы вам обещаем. Спасибо огромное.

МУРАВЬЕВ: До утра понедельника.

МЕТЛИНА: Ну, а сейчас, по традиции, буквально в последний раз мы передаем трибуну Юрию Пронько. У него тоже некоторые...

МУРАВЬЕВ: Но сначала – новости. У него тоже изменения.

МЕТЛИНА: Да, сначала новости. Пока!

Фирма, ремонтировавшая здание московского УФССП силами 84 незарегистрированных гастарбайтеров, оштрафована на 21 млн руб.

воскресенье, 13 мая, 2012


В Москве оштрафована компания, незаконно использовавшая при ремонте здания УФССП труд большого числа мигрантов, сообщает пресс-служба столичной прокуратуры.
Ранее прокуратура Восточного административного округа Москвы провела проверку соблюдения миграционного законодательства на территории строительного объекта ООО "СтройРемСтиль".
Установлено, что при выполнении работ по ремонту здания Управления Федеральной службы судебных приставов, расположенного по улице 7-я Парковая, подрядчик привлек к трудовой деятельности 84 гражданина республик Узбекистан, Таджикистан, Украина, Туркменистан без соответствующих разрешений.
По результатам проверки прокурор возбудил в отношении фирмы 84 дела об административном правонарушении по ч. 1 ст. 18.15 КоАП (незаконное привлечение к трудовой деятельности в РФ иностранного гражданина или лица без гражданства).
Отделом управления ФМС по Москве в Восточном административном округе организация привлечена к ответственности в виде штрафа на общую сумму 21 млн руб.
В настоящее время денежные средства поступили в бюджет Москвы.

Правительство РФ поручило подготовить рекомендации по определению начальной цены на контракты в рамках гособоронзаказа

суббота, 12 мая, 2012


Правительство РФ поручило Федеральной службе по тарифам (ФСТ) и Минпромторгу подготовить рекомендации по определению начальной цены на контракты в рамках гособоронзаказа. Об этом говорится в Постановлении правительства №441 от 4 мая 2012 года, опубликованном в субботу пресс-службой Белого дома.

Согласно постановлению, ФСТ поручается в течение трех месяцев при участии заинтересованных федеральных органов исполнительной власти подготовить и утвердить перечень статей затрат на гособоронзаказ, величина которых подлежит индексации.

В постановлении уточняется, что прибыль в составе цены на продукцию, поставляемую по гособоронзаказу, не может превышать 20% затрат поставщика на основные работы и 1% на покупку комплектующих и оплату работ субподрядчиков. В 2011 году министр обороны Анатолий Сердюков подписал распоряжение, согласно которому при составлении контракта рентабельность исполнителя не должна превышать 20%, а его подрядчиков - 1%.

При этом, если поставщик предоставит заказчику документы, подтверждающие необходимость направления части прибыли от выполнения контракта на развитие производства, его прибыль может быть поднята до 25%, говорится в постановлении правительства.

Споры по поводу цен на продукцию военного назначения между Минобороны РФ и оборонно-промышленным комплексом едва не привели к срыву исполнения гособоронзаказа на 2011 года. Президент РФ Владимир Путин недавно заявил, что до сих пор не размещено больше трети гособоронзаказа на 2012 год, и потребовал от Минобороны и Военно-промышленной комиссии представить ему доклад о причинах такой ситуации.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 339 340 341 342 343 344 345 346 347 348 349 350 351 352 353 354 355 356 357 358 359 360 361 362 363 364 365 366 367 368 369 370 371 372 373 374 375 376 377 378 379 380 381 382 383 384 385 386 387 388 389 390 391 392 393 394 395 396 397 398 399 400 401 402 403 404 405 406 407 408 409 410 411 412 413 414 415 416 417 418 419 420 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 431 432 433 434 435 436 437 438 439 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 451 452 453 454 455 456 457 458 459 460 461 462 463 464 465 466 467 468 469 470 471 472 473 474 475 476 477 478 479 480 481 482 483 484 485 486 487 488 489 490 491 492 493 494 495 496 497 498 499 500 501 502 503 504 505 506 507 508 509 510 511 512 513 514 515 516 517 518 519 520 521 522 523 524 525 526 527 528 529 530 531 532 533 534 535 536 537 538 539 540 541 542 543 544 545 546 547 548 549 550 551 552 553 554 555 556 557 558 559 560 561 562 563 564 565 566 567 568 569 570 571 572 573 574 575 576 577 578 579 580 581 582 583 584 585 586 587 588 589 590 591 592 593 594 595 596 597 598 599 600 601 602 603 604 605 606 607 608 609 610 611 612 613 614 615 616 617 618 619 620 621 622 623 624 625 626 627 628 629 630 631 632 633 634 635 636 637 638 639 640 641 642 643 644 645 646 647 648 649 650 651 652 653 654 655 656 657 658 659 660 661 662 663 664 665 666 667 668 669 670 671 672 673 674 675 676 677 678 679 680 681 682 683 684 685 686 687 688 689 690 691 692 693 694 695 696 697 698 699 700 701 702 703 704 705 706 707 708 709 710 711 712 713 714 715 716 717 718 719 720 721 722 723 724 725 726 727 728 729 730 731 732 733 734 735 736 737 738 739 740 741 742 743 744 745 746 747 748 749 750 751 752 753 754 755 756 757 758 759 760 761 762 763 764 765 766 767 768 769 770 771 772 773 774 775 776 777 778 779 780 781 782 783 784 785 786 787 788 789 790 791 792 793 794 795 796 797 798 799 800 801 802 803 804 805 806